Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A

«Ювелиры» и «чудотворцы» от медицины. Главный нейрохирург Оренбуржья рассказал «Комсомольской правде» о работе, суевериях и пациентах

Главный нейрохирург Оренбуржья Дмитрий Тюняев рассказал о самой желанной благодарности от пациентов.

Среди хирургических специальностей самые продолжительные операции чаще всего проводят нейрохирурги. Заведующий нейрохирургическим отделением Оренбургской областной клинической больницы, главный внештатный специалист нейрохирург регионального министерства здравоохранения Дмитрий Тюняев однажды стоял за операционным столом целых 10 часов. Медик рассказал о сложной операции, своей работе и пациентах.

«Задушить» опухоль

Мечта стать врачом у Дмитрия Сергеевича появилась, когда ему было года 3-4. Он пронес ее через всю школу, после окончания которой поступил в медакадемию. В вузе отучился 6 лет, после еще год в интернатуре по хирургии, и еще два - в ординатуре по нейрохирургии в Санкт-Петербурге. В областной клинической больнице Дмитрий Сергеевич трудится с 2013 года.

Зона ответственности нейрохирурга — головной и спинной мозг, позвоночник. За последние полвека нейрохирургия перешла на уровень микрохирургии. Это раньше медики проводили операции «на глаз» - удаляли опухоли, гематомы, осколки снарядов, костей черепа, использовали тяжелые инструменты. А сейчас все оперативные вмешательства проводятся под микроскопом. И инструменты стали «ювелирные».

- Хотя есть инструменты, которые, порой, используются до сих пор. Например, бинокулярные лупы. Они дают увеличение в 2-3 раза — при определенных манипуляциях этого достаточно. Микроскоп же увеличивает поле наблюдения более чем в 10 раз. Такая точность помогает врачам удалить новообразования, не задевая здоровые ткани и жизненно важные центры, - отмечает Дмитрий Сергеевич.

В день нейрохирург проводит одну-две операции. Что касается головного мозга, то здесь, в основном, опухоли — злокачественные или доброкачественные. Но если с доброкачественной все намного проще — ее можно убрать навсегда, то злокачественную целиком удалить нельзя. К тому же вместе с такой опухолью удаляется и часть мозга, а это иногда сопровождается последствиями. К примеру, человек может потерять обоняние, ухудшается зрение.

- Мы удаляем минимальную часть мозга с опухолью, насколько это возможно. А дальше начинается борьба — опухоль сражается за свое существование, а мы против нее. После операции назначаем лучевую и лекарственную терапии, пытаемся «задушить» опухоль. Если лечение действует, то она останавливается в росте и начинается ремиссия. Если опухоль продолжает расти, то человек постепенно угасает. Операций по удалению опухоли может быть несколько, но рано или поздно наступает предел, когда оперировать мы уже не можем, - рассказал медик.

Вторая по распространенности категория операций на мозге связана с сосудистыми заболеваниями.

Что же касается спинного мозга, то здесь опухолей намного меньше, и, в основном, встречается метастатическое поражение позвоночника. То есть он страдает от рака органов, которые расположены неподалеку от него. Чаще всего на позвоночнике проводятся операции, связанные с грыжами дисков и смещением позвонков. Пациенты попадают на операционный стол, в том числе, после ДТП, падений с высоты. Либо имеет место какая-то криминальная история.

10 часов у операционного стола

Как говорит Дмитрий Сергеевич, операции могут длиться от 30 — 40 минут до нескольких часов. Операции на головном мозге длятся не менее часа. Самая длительная операция в практике Дмитрия Сергеевича - 10 часов.

- У пациента была очень сложная опухоль — в месте, где череп соединяется с первым шейным позвонком, так называемый кранио-вертебральный переход. Это очень ответственная зона, там расположены жизненные центры. Миллиметр вправо или влево — трагедия. За эти 10 часов, может, 1-2 раза мы смогли присесть на пару минут, - рассказывает доктор.

Как же медикам удается сохранять бдительность беспрерывно на протяжении нескольких часов?

- У мозга есть такая особенность — когда человек сконцентрирован на чем-то важном, все остальные потребности организма он старается игнорировать, - рассказал врач.

А после операции хирургу бы отдохнуть и выпить кофе, но... Врача ждет гора документации, которую нужно заполнить. И, порой, за, казалось бы, обычной фразой в протоколе операции «выделялась опухоль под микроскопом» стоят 8 часов кропотливой работы.

Как говорит Дмитрий Сергеевич, разделения операций на сложные и не очень в нейрохирургии нет. Здесь любые оперативные вмешательства — тяжелые. А вот что касается самих пациентов, то здесь нужно быть готовым ко всему.

- Бывает, пациенты добавляют тревоги перед операцией. Однажды одна женщина спросила меня: «А со мной точно все будет хорошо?» Я ей ответил: «Конечно, все будет хорошо» После чего она добавила: «А то у меня пятеро детей, кто же их кормить будет, если меня не станет...» И все. Всю операцию эти пятеро детей не выходили у меня из головы, - поделился нейрохирург.

Операции не снятся, снятся пациенты

За последние 10 лет в областную больницу поступило все современное нейрохирургическое хирургическое оборудование, которое используется на сегодняшний день в России. Недостатка в этом смысле медучреждение не испытывает.

- Сегодня развитие нейрохирургии идет в сторону микрохирургии и эндоскопии. Снижается вероятность осложнений после операций. Используются минимально инвазивные технологии. То есть, если раньше мы делали разрез в 10 сантиметров, то сейчас достаточно сделать несколько проколов по одному сантиметру. Или, к примеру, раньше при трепанации нейрохирурги выпиливали кость диаметром 10-15 сантиметров, а сейчас — 3-4 сантиметра, - рассказал врач.

Работа у нейрохирургов, прямо скажем, на лицеприятные картинки не богата. Но, как говорит Дмитрий Сергеевич, трепанации не снятся. Снятся пациенты, которых не удалось спасти.

Часто в кабинетах медиков висят иконы. Но, как говорит Дмитрий Сергеевич, и суеверий среди врачей тоже немало.

- К примеру, у нас один врач считает, что если у него перед операцией упал инструмент на пол, — это не к добру. Другой доктор моет руки только в одной раковине перед операцией. Думает, что, если помоет в другой, то операция пройдет неудачно. Поэтому мы всегда уступаем ему эту раковину. Среди пациентов тоже много разных суеверий, которые, к слову, могут сыграть с ними злую шутку. И часто пациенты называет «чудом» то, что для медика — абсолютно закономерная вещь. Однажды ко мне пришел пациент с заявлением, что у него опухоль головного мозга. Оказалось, что это просто киста, опухоли там никогда и не было. Но пациент заявил, что ему виднее - опухоль точно была. Но он сделал все, чтобы она рассосалась, и вот случилось чудо — осталась только киста. Что делал мужчина, чтобы опухоль «рассосалась», только ему одному и известно, - рассказывает врач.

Чтобы больше никогда не возвращались

Накопившийся во время работы стресс Дмитрий Тюняев снимает в спортзале или в горах — Тянь-Шань, на Кавказе, Алтае. Справляться со стрессом медикам помогает и юмор. Только вот у врачей он специфический, «черный». Обыватели не поймут. Но это тоже своего рода защитная реакция мозга. Как говорит Дмитрий Сергеевич, на работе медик должен быть максимально абстрагирован от всех эмоций. Если бы врачи были эмоциональными и ранимыми, медицина бы не развивалась. Эмоции медики выражают дома.

Порой, позитива добавляют благодарные пациенты. Одна бабушка подарила Дмитрию Сергеевичу шерстяные носки, которые сама связала. Это один из самых запоминающихся подарков в жизни доктора.

Однако, как говорит врач, единственная благодарность, которую ждут медики от пациентов, - так это чтобы те больше никогда не возвращались. Здоровый, вылечившийся пациент к врачу больше не придет. А если пациент возвращается, значит, врач выполнил свою работу не в полной мере либо болезнь неизлечима.

- Поэтому хочу пожелать коллегам побольше благодарных пациентов. И чтобы труд врача ценился по достоинству. А оренбуржцам желаю относиться к своему здоровью очень внимательно и бережно. Не ждать, пока «само отвалится», а сразу обращаться за медицинской помощью. Сегодня на ранних стадиях заболевания можно пресечь развитие самых опасных и даже смертельных болезней, - пожелал нейрохирург.

Беседовала Евгения Богданова.